31 марта в Донецке прошла конференция, во время которой представители американской общественной организации «Международная помощь и развитие, Инк.» (IRD) рассказали о работе с гуманитарными грузами, предоставленными  населению Донецкой области. Также они прокомментировали и разъяснили конфликтную ситуацию, сложившуюся с одним из получателей груза.
В середине марта с подачи Макеевкой городской организации узников-жертв нацизма, одного из получателя  гуманитарной помощи, прокатилась волна сообщений в общенациональных средствах массовой информации с резкой критикой предоставленной гуманитарной помощи. Американская организация «Международная помощь и развитие» не согласна с предъявленным обвинением, считает предоставленные факты неправдивыми и односторонне освещенными представителями СМИ, такими, что порочат честь и деловую репутацию организации, которая занимается благотворительными проектами в Донецком и других регионах Украины. Местные журналисты проявили заинтересованность и желание объективно разобраться в данном вопросе.

31 марта в Донецке прошла конференция, во время которой представители американской общественной организации «Международная помощь и развитие, Инк.» (IRD) рассказали о работе с гуманитарными грузами, предоставленными  населению Донецкой области. Также они прокомментировали и разъяснили конфликтную ситуацию, сложившуюся с одним из получателей груза.

В середине марта с подачи Макеевкой городской организации узников-жертв нацизма, одного из получателя  гуманитарной помощи, прокатилась волна сообщений в общенациональных средствах массовой информации с резкой критикой предоставленной гуманитарной помощи. Американская организация «Международная помощь и развитие» не согласна с предъявленным обвинением, считает предоставленные факты неправдивыми и односторонне освещенными представителями СМИ, такими, что порочат честь и деловую репутацию организации, которая занимается благотворительными проектами в Донецком и других регионах Украины. Местные журналисты проявили заинтересованность и желание объективно разобраться в данном вопросе.

 

Директор проектов IRD в Украине, руководитель американской общественной организации «Международная помощь и развитие, Инк.» Оксана Григорьевна Микитенко: «IRD является благотворительной неприбыльной неправительственной организацией, которая выполняет гуманитарные программы в 40 странах мира: это Армения, Грузия, Украина, Сербия, Косово, Индонезия, Бангладеш, Ирак, Иран, Афганистан, Иордания, Бангладеш, и т.д. Как правило, это  государства, где требуется решение сложных социально-политических проблем и технических задач. Миссия IRD заключается в улучшении качества жизни социально незащищенных групп мирового сообщества. С момента своего основания в 1998 г. организация IRD предоставила уязвимым категориям населения по всему миру товары и услуги на общую сумму свыше 1,75 млрд. долларов.

IRD работает в Украине с 2002 года. Сначала наша деятельность охватывала только Автономную Республику Крым, с 2005 года деятельность проекта распространилась на Восточную Украину и стала включать в себя Донецкую и Луганскую области. С 2005 по 2011 годы Донецкая область получила 51  контейнер гуманитарной помощи на сумму более 12 млн. долларов. В 2008 году после аварии на шахте Засядько, IRD обратилась к послу США с просьбой о помощи. В результате  Донецкая больница профзаболеваний получила привезенное из Америки новейшее оборудование стоимостью 150 тыс. долларов. В прошлом году в Ясиноватском профессиональном строительном лицее, где получают образование дети-сироты, IRD отремонтировала душевые и туалеты. Распределяя помощь, мы работали с местными общественными организациями, государственными учреждениями, управлениями труда и социальной защиты, территориальными центрами, оказывали помощь детским домам, домам-приютам, а также организациям шахтеров, которые, к сожалению, в тот момент испытывали трудности в связи с закрытием шахт и потерей работы. Помощь доходила до людей и получатели на нее не жаловались.

До сегодняшнего момента я не слышала каких-либо негативных отзывов о той помощи, которая была предоставлена этим организациям.

Хочу обратить Ваше внимание на процесс получения гуманитарного груза, а именно: каким образом груз приходит в Украину из США, кто отвечает за этот груз, как распределяется гуманитарная помощь и  контролируется ее распределение. Мы комплектуем контейнеры с гуманитарной помощью в США, собираем ее по всей стране. Работают с этой помощью волонтеры — как правило, пожилые люди 75-95 лет. Каждый дает, что может, желая помочь людям, живущим в нужде в других странах. Сразу хочу сказать, что при формировании контейнера возможны ошибки: из-за большого объема работы волонтеры иной раз неправильно сортируют  одежду, а иногда не полностью заполняют коробки. Часто американские партнеры-доноры присылают очень сжатый упаковочный лист. Там написано просто «Одежда» и стоит ее вес. Донор не учитывает законодательства Украины и не делает разбивку по количеству и наименованиям. Когда приходит одежда секонд-хенд, мы указываем, что в контейнере допустимо 15% износа, т.е то, что не подлежит дальнейшему использованию, и это можно либо выбросить, или использовать на тряпки. Однако и в таких грузах большая часть  вещей находится в нормальном состоянии и такие вещи тоже очень нужны нашим малоимущим людям. Из-за большого объема работы часто представители донора не пересчитывают, сколько вещей лежит в каждой коробке. Однако, когда контейнер отправляется из США, он обязательно взвешивается, и этот вес указывается во всех документах. Если в документах указано  9 999 кг, значит таков вес груза.  Повторно груз взвешивается по прибытии в порт Ильичевск, чтобы подтвердить соответствие фактического веса и веса, указанного в документах. Ни одна таможенная служба Украины не выпустит груз, если вес не соответствует той цифре, который указан в документах. Таким образом, осуществляется двойной контроль прибывающей помощи. Цену контейнера ставит американский донор. Если одежда новая, они ставят стоимость этой одежды в США, и для нас цена кажется большой. Однако, гуманитарная помощь раздается получателям бесплатно, а стоимость нужна только для учета и отчетности. Хочу сразу поблагодарить наши украинские организации-получатели, где тоже работают волонтеры, которые безвозмездно раздают эту помощь нуждающимся людям.

Как только контейнер пришел в Одессу, коробки выборочно вскрываются для контроля таможенной службой и другими уполномоченными контролирующими органами, такими как: экологическая, радиологическая служба, санэпидемстанция и УБОП. Они проверяют груз на соответствие упаковочному листу, т.е. нет ли контрабанды. Аналогичный контроль осуществляется и в Донецке, по прибытию груза в конечный пункт назначения.  Хочу заверить Вас, что отбор образцов осуществляется только для контроля. У нас есть свои представители в Донецке, которые присутствуют при этом процессе и осуществляют дальнейший контроль при выдаче. Также мы работаем и дарим груз только тем Донецким организациям, которым мы доверяем, с хорошей репутацией.

После окончания таможенного оформления, гуманитарная помощь выдается организациям-получателям согласно плану распределения. Помощь направлена, прежде всего, на людей малоимущих: пожилые люди с низкими пенсиями, многодетные семьи, дети сироты, люди с особыми физическими потребностями и так далее. Организации приглашаются для получения по графику. До этого с организацией подписывается соглашение о партнерстве, в котором говорится, что организация-получатель обязана проверить количество и качество получаемого груза на складе.  Мы осуществляем контроль, распределенного груза и не принимаем претензий, если организация не проконтролировала его содержимое. Мы допускаем, что могут быть недовложения, и поэтому просим организации проводить инвентаризацию полученного груза. Два представителя IRD проводят мониторинг распределенной гуманитарной помощи, выборочно выезжают к конечным получателям, чтобы проконтролировать целевое получение помощи.

Организация «Единство», которая выдала груз, а также другие 17 организаций-получателей подтверждают соответствие содержимого  коробок с выписанной накладной. Среди всего груза из 332 коробок с новой одеждой попалось несколько коробок с аксессуарами, такими как шарфики, галстуки, сумки и пояса. Это были новые вещи. БФ «Единство» был готов забрать весь груз у этой организации, если он их не устраивал и отдать другим нуждающимся. Все 17 организаций-получателей написали письма благодарности за такую помощь, однако журналисты не потрудились посетить ни одну из них, да и не разобрались в ситуации».

 

Вопрос: Ко мне обращаются нуждающиеся люди из области, например, им нужны гигиенические прокладки. Могу ли я направить их к вам? Как к вам попасть? Или у вас какой-то постоянный список получателей?

Вы можете позвонить в наш офис и сказать, что организация хочет получить помощь. Представители организации могут обратиться в офис IRD с просьбой о сотрудничестве. Мы всегда идем на встречу. Мы постоянно расширяем свой список получателей, и уже имеем большую базу данных по Донецкой области.  Контактную информацию можно взять в областных и районных администрациях.

 

Глава благотворительной организации «Единство» Сергей Александрович Богоутдинов: «Благотворительный Фонд «Единство» был получателем груза с новой одеждой, который был размещен именно на нашем складе. Там этот груз был разложен согласно составленному плану распределения.

Перед выдачей груза сотрудники IRD пригласили представителей всех организаций, включенных в план распределения на рабочую встречу и ознакомили с процедурой получения гуманитарного груза и обязанностями. Выдача груза осуществлялась сотрудниками фонда согласно графика. По договору получатель обязан проверить груз прямо на складе, в случае, если его не устраивает помощь, он может от нее отказаться. Своей вины в случившемся мы не видим, и считаем, что каждая организация должна пересчитать груз на месте получения. Это поможет избежать конфликта и контролировать выдачу гуманитарной помощи.  Однако, принимая во внимание сложившуюся ситуацию, мы готовы были пойти на встречу этой организации и забрать у них их часть груза, а именно 8 коробок. Однако, в процессе инвентаризации выявилась недостача – подписались за одно количество, а на момент проверки сказали, что этого не было, хотя мы все коробки взвесили, и такого большого расхождения быть не могло. 

 

Координатор проекта, логист IRD Светлана Геннадиевна Рыбалко: «Во время получения последнего груза донецкий офис IRD полностью готовил все документы. Это  в донецком регионе второй таможенный контроль после порта в г. Одесса. Все таможенные декларации, и упаковочные листы были представлены для проверки областной санстанции,  таможне и другим контролирующим органам. Проведенный контроль подтвердил соответствие груза по количеству и качеству, указанных в документах.

 

Директор проектов IRD в Украине, руководитель американской общественной организации «Международная помощь и развитие» Оксана Григорьевна Микитенко: «Мы начали разбираться со сложившейся ситуацией после  поступившей жалобы по поводу содержания этого груза и недовложения. В присутствии таможенного инспектора, представители БФ «Единство» и IRD пересчитали количество коробок, проверили их вес и выборочно вскрыли 20 коробок с одеждой. Расхождений с документами не было. Это подтвердили и организации получатели. Во всех коробках находилась одежда разного типа. Это была не только зимняя, но и летняя одежда. Поскольку груз с новой одеждой прибыл в феврале, когда на улице было до -20С, работники БФ «Единство» физически не могли пересчитать содержимое 332 коробок. Работали волонтеры, за что им огромное спасибо.

Я говорила, что бывают недовложения, но конкретно с данным грузом, по нашим данным, этого не было. Руководители и представителям других организаций-получателей  этого груза выскажут свои отзывы о полученной помощи.

 

Юрист Светлана Владимировна Самусь, юрист: «Насколько я увидела в документах, предоставленных для юридического анализа, существует «угода про надання гуманітарної допомоги». Этот договор подписали все 18 организаций, которые были включены в план распределения. В тексте договора четко сказано, что контроль за весом получаемого груза осуществляется на складе у получателя, т.е. у благотворительного фонда «Единство». Каждая организация, которая получала этот груз, имела право вскрыть эти коробки и заявить претензии. Макеевская городская организация бывших узников фашизма должна была проверить выданный груз на складе, т.е. в соответствии с условиями договора, Эти условия являются обязательными для обеих сторон, — так гласит наше действующее законодательство. Таков мой юридический анализ этого конкретного договора».

 

Председатель макеевской городской организации узников-жертв нацизма, заместитель председателя областной организации, член Бюро, член Международного союза Лариса Степановна Симонова: «Мы не стремились унизить IRD или показать организацию не такой, какая она на самом деле. Я пользовалась услугами IRD  дважды: в 2005 и 2006 годах мы одевали детей-сирот. Я не могу сказать ничего отрицательного.

Мы планировали выдать гуманитарную помощь в канун международного Дня освобождения узников концлагерей, в 18 отделений нашей организации. Я пригласила независимых экспертов для проведения инвентаризации. К сожалению, в некоторых ящиках оказалась  детская одежда и аксессуары, хотя в накладной это значилось как зимняя и весенняя одежда. В других коробках были рубашки, свитера и обувь. Все новое. Мы, прежде всего, пересчитали эти вещи, потом взвесили на электронных весах каждый ящик. Но ящики были неполными. Мы, когда получили со склада, не считали вещи поштучно, мы ведь должны работать на взаимопонимании и взаимодоверии. Я звонила сотрудникам IRD, которые выдали  нам эти вещи, и мне сказали, что я должна была открыть и пересчитать груз на складе в момент получения, и что сейчас они могут его только забрать, если нас этот груз не устраивает. Во время мониторинга возник вопрос о недостаче 182 единиц новых вещей.  Я попыталась выяснить, как же нам быть.

 

Член инвентаризационной комиссии Надежда Александровна: «Людмила Степановна обратилась ко мне,  за помощью.  Я специалист управления торговли с  20-ти летним опытом работы. Уровень работы этой организации с документами достаточно низкий. Я вот уже месяц помогаю Людмиле Степановне привести документы в порядок. То, что говорил юрист,  правильно, но это касается бюджетных организаций, там, где идет учет на единицы. Общественная организация испугалась суммы полученной помощи. По накладной стоимость каждой единицы составляет около 50 долларов. Для военного поколения – это сумасшедшие деньги. Здесь написана стоимость, а не единицы.  Я к сожалению, не участвовала когда изымали эти вещи, но там они почему-то считали недостачу в единицах. Мне бы хотелось, что бы такого больше не повторилось.

 

Президент БФ «Единство» Сергей Богоутдинов: «Для начала, я хотел бы внести ясность: непосредственно организация IRD не выдавала вам груз, они проводили мониторинг, т.е. приезжали к вам на составление акта о недостаче предметов во вскрытых коробках. Оксана Микитенко подробно рассказала, почему стоимость вещей, указанная в накладной, высокая. По нашему законодательству мы не можем делать переоценку вещей, поступивших из Америки, поэтому и получаются такие суммы. Я хочу принести свои извинения от фонда «Единство», если тон наших сотрудников обидел. Давайте не будем путать личные обиды и непосредственно предоставленную помощь. Несоответствия вещей той категории лиц, которую обслуживает ваша организация,  никто предусмотреть не мог. Одежду нужно  было проверить на складе».

 

Координатор проекта, логист IRD Светлана Геннадьевна Рыбалко: «Как координатор и логист проекта, я присутствовала на выдаче помощи Ларисе Степановне. У нас также есть фотоотчет с момента приезда этой организации. У Ларисы Степановны было право открыть коробки при получении и просмотреть их содержимое. Поскольку у нее не возникло никакого недоверия, 23-го февраля организация забрала все свои коробки. 25-го февраля Лариса Степановна сообщила о несоответствии. Я предложила Ларисе Степановне полностью вернуть полученные  вещи. Тогда бы не было никакой конфликтной ситуации. Мы были готовы передать эту помощь любой другой организации, ведь у нас  много получателей. В Донецкой области 75 городов и поселков, а благотворительные фонды, конфессии и т.д. покрывают только 19. На заседании комиссии по гуманитарным вопросам обладминистрации, ее председатель Елена Борисовна Петряева обратилась к международным организациям, таким как IRD, с просьбой расширить спектр оказания гуманитарной помощи. Резонанс возникшего конфликта оскорбляет американский народ, людей, которые собирали эту помощь. IRD уже провела мониторинг некоторых организаций-получателей одежды из этого груза, чтобы убедиться в целевом использовании полученной помощи».

 

Исполнительный директор областной общественной организации «Фундація «Молодь Донбасу» Лидия Ивановна Бедило: «С  IRD наша организация работает с 2006 года. Мы  получаем и раздаем  грузы, как и фонд «Единство». Наша организация тоже была получателем этого груза. После инвентаризации у нас не возникло никаких противоречий. Эту ситуацию могу пояснить так: наименование для каждого ящика общее — «одежда женская», «одежда зимняя», но там не указывается, какая именно это одежда, например, верхняя, или аксессуары. Мы тоже получили один такой ящик с наименованием «женская одежда», но на самом деле это были шарфы и галстуки. Чтобы не обидеть ваших получателей, нужно было произвести обмен таких вещей с другой организацией на какие-то женские вещи. Что касается недостач, на моей памяти не было такого, чтобы от американцев мы бы получили одежды мало или в плохом состоянии. В этот раз вся одежда была новая. «Молодь Донбассу»  получила 29 коробок с обувью, мужской и женской одеждой. Среди женской одежды был один ящик с аксессуарами и один ящик с шортами, но они шли по наименованию «женская одежда». Из теплой одежды были брюки, пиджаки, свитера, куртки».

 

Заместитель председателя областной организации «Красный Крест» Ольга Ивановна Заворотинская: «Мы с IRD сотрудничаем  не первый год, достаточно грузов получали, и этот последний  довольно  хороший. Мы уже завершили выдачу и подготовили отчет. Мне кажется, что эта конфликтная ситуация возникла по недоразумению или из-за недопонимания.  У нашей организации, как у получателя нет ни претензий, ни нареканий на помощь IRD. Мы получали гуманитарные грузы от других организаций- партнеров Красного Креста из Дании, Швеции, Германии. Бывало и такое, что груз назывался «мужская», «женская» или «детская одежда», а вложения были другого ассортимента, но это не значит, что груз плохой. Комиссия, которая принимает этот груз, вправе его рассортировать так, чтобы, например, сложить отдельно мужскую и женскую одежду. У нас в организации Красного Креста есть отдельные полки, мы это называем «банк одежды». И получатель вправе выбрать тот вид одежды, который ему нужен. Может, особенность этой организации, что там только ветераны и им такое было не нужно, вот и возникла такая ситуация».

 

Председатель Славянской районной общественной организации инвалидов «Світанок» Александр Викторович Богачев: «Я работаю с фондом вот уже два года, и груз получал второй раз. В этот раз получил 8 коробок, секонд-хендом этот груз назвать нельзя, потому что вещи все были абсолютно новые. Нас также предупредили всех, что среди коробок могут попасть аксессуары, как организации узников попалась одна коробка, но при вскрытии таких вещей у нас не оказалось. Было такое, что написано на ящике «одежда зимняя женская», а в ящике штаны, шорты, футболки, но в этом нет ничего страшного. По поводу цифр, стоящих в накладной по стоимости, хочу сказать, что я прекрасно отношусь к людям в возрасте, особенно людям такой категории, но поскольку есть те, кто им помогает, как Надежда Александровна, они должны были объяснить, что не стоит смотреть на эти цифры – с нас же денег никто не берет. Я хочу выразить благодарность этому фонду, что они занимаются нами. Когда получаешь такой груз, его ведь приятно выдавать. Люди приходят и не верят, что эти вещи можно брать, начинают спрашивать, сколько это стоит,  мне приходилось объяснять, что это бесплатно. А то, что вам так попалось, ну ведь бывает такое. А еще юрист правильно сказала, что все нужно проверять на месте».

 

Заместитель директора Яисноватского профессионально-строительного лицея Валентина Владимировна Тараненко: «Я хочу поблагодарить IRD за то, что нам оказали помощь в размере 10 тысяч долларов, чтобы мы для учащихся-сирот оборудовали туалет и душевые. Этот объект принимали представители из Америки, и дети, и руководство лицея очень благодарны. Одновременно мы для детей получили более 300 очень красивых покрывал. В нашем лицее обучается 430 учащихся, из них 108 человек – дети-сироты и лишенные родительского попечения, а в прошлом году было 176. За этот промежуток времени мы получили очень много помощи от этой организации, и нам никогда не отказывают. В этот раз мы получили 30 пар обуви, хотя у нас есть потребность в 80 парах, но обувь вся хорошая, дети довольны. Из одежды были: свитера мужские, свитера женские, брюки мужские, пиджаки, жилеты, пайты мужские, куртки, шапки, галстуки. Все новое. Мы все приняли и очень благодарны».

 

Директор  американской общественной организации «Международная помощь и развитие, Инк» (IRD) Оксана Микитенко: Коробки с аксессуарами, которые вам попались, — это не преднамеренные действия. Я как руководитель организации приношу свои извинения, что так сложилось. Мы всегда можем помочь решить такие вопросы. Мы могли бы договориться и передать его и детскую одежду интернатным учреждениям. На нашей рабочей встрече, которая была организована Донецкой областной администрацией во главе с председателем комиссии по гуманитарным вопросам Еленой Борисовной Петряевой с участием  зам. начальника таможни, зам. начальника налоговой инспекции и секретаря  Донецкой областной комиссии по гуманитарным вопросам и руководителями БФ «Единство», Макеевской организации узников жертв нацизма и IRD, мы обсудили возникшую проблему и нашли пути решения. Недостоверное освещение ситуации на национальных телеканалах, порочит честь и деловую репутацию нашей организации и того, кто бесплатно предоставил такой хороший груз.  Мы постараемся помочь этой организации решить проблему недостачи.

 

Александр Викторович, журналист, представитель организации реабилитации заключенных: «Я прекрасно отношусь к профессии журналиста, но все мы знаем, что можно сказать одно слово, а журналисты его подадут совсем по-другому. Единственная ошибка, что когда к вам пришли, как вы говорите, журналисты сами, вы не сказали им, что сначала хотите  между собой разобраться. Мне известно, что такое благотворительный фонд. Я сюда пришел, не зная ситуации, и только уже по ходу дела понял, о чем тут речь. Нельзя винить ни IRD, ни организацию узников. Я приведу маленький пример: 15 лет назад «Донбасс-Фармация» привозит мне для заключенных лекарства. Я должен сам развезти их в Горловку, Макеевку. При приеме груза я говорю, что хочу посмотреть коробки, хотя мне говорят, что в этом нет необходимости. Но я настаиваю, мы открываем коробку, а там – одни противозачаточные таблетки. Как бы я их на зоне мужчинам-заключенным раздавал? Я как получатель обязан проверить каждую коробку, сколько бы их ни было».

 

Президент БФ «Единство» Сергей Богоутдинов: «Женщины работают волонтерами, склады не отапливаются, и они не могли в мороз вскрыть все 332 коробки, чтобы проверить их содержимое. Именно для того, чтобы не возникало таких ситуаций, в договоре написано, что получатель, приезжающий на склад, вскрывает и проверяет содержимое своих коробок».

 

Координатор проекта, логист Светлана Рыбалко: «Груз шел морем месяц, пока он шел, мы готовили пакет документов, в том числе план распределения. Когда груз прибыл, на нем стояли три пломбы: американская, Ильичевская и Донецкая. Пломбы сняли  в присутствии таможенного декларанта, представителя таможни, представителей организации-получателя, и представителя IRD. Посторонних на складе не было. Мы выборочно вскрыли и пересчитали содержимое 20 коробок и взвесили все в присутствии контролирующих органов. Вес одной коробки колебался от 20 кг до 42 кг. Самой тяжелой была обувь, т.к. она до 49 размера. В контейнере было 332 коробки. Каждая получила собственную маркировку. Почему мы приняли одежду коробками? Потому что в упаковочном листе указано количество коробок. Вы говорили только об аксессуарах, но Вам выдали прекрасные свитера и жилеты размером от XS до M. 20 января Лариса Степановна  присутствовала на рабочей встрече и  получила пакет документов для работы с гуманитарной помощью: Закон о гуманитарной помощи, образец акта вскрытия, объяснение, как составить ведомость. После проверки Вы получили акт мониторинга. Денег с Вас никто не требовал. Проведение мониторинга – один их этапов нашей работы».

 

Председатель Макеевской городской организации узников жертв нацизма, Лариса Степановна Симонова: «У меня претензии не к вещам, а к недостаче 182 единицы. Откуда она возникла?»

 

Кладовщик БФ «Единство» Наталья Александровна Трачук: «Я проводила инвентаризацию, принимала этот груз, была материально-ответственным лицом  и  представителем фонда «Единство» на мониторинге. Приношу  свои извинения, если в моих действиях Вы усмотрели что-то неправильное. Я хочу объяснить, откуда взялась цифра недостачи 182 единицы. На каждой коробке есть маркировка, например: «мужские свитера», размер и количество единиц. Во время мониторинга мы  руководствовались  цифрами, которые указаны на коробках. Мы сосчитали общее количество вещей в 8 коробках по маркировке с американской стороны, потом пересчитали количество вещей во всех коробках. И, соответственно, получилось количество недостачи. О деньгах речи не было. Мы составили акт мониторинга. Простите нас, пожалуйста, если мы Вас чем-то обидели, если Вас не устроили размеры».

 

Сергей Богоутдинов: «Мы собрали пресс-конференцию, чтобы обратить внимание общественности на искажение фактов и одностороннюю подачу информации и исправить сложившуюся ситуацию. Мы поможем Вам правильно оформить документы».

 

Представитель общественной организации «Гарно» Ирина Гамбарян: «С IRD мы работали с 2006 года, провели два проекта по преодолению дискриминации к ВИЧ-позитивным. Мы не сталкивались с ними по гуманитарной помощи, но сталкивались по другим вопросам. Конфликтных ситуаций у нас никогда не было. Я понимаю обе стороны. Однако, нужно учитывать возраст и заслуги ветеранов».

 

Оксана Микитенко: «Каждый из нас выразил сегодня свое мнение, и я согласна с мнением отдельных людей. Однако, частное мнение одного представителя СМИ было представлено как общественное. Поскольку журналист отвечает за общественное мнение, он не вправе выражать свое личное мнение в прессе. Для того чтобы сделать честный материал, журналист был обязан посетить не только Макеевскую организацию узников нацизма, но и другие организации, которые получили помощь. Обязанность журналиста  осветить конфликтную ситуацию правдиво и разносторонне. В данном случае личное мнение журналиста и одной организации оказало негативное влияние на имидж IRD, а мы этого мы не заслуживаем. Наша цель — предоставить возможность населению Донецкой области услышать не только мнение одной организации.

 

Александр Викторович Богачев: «Я прекрасно отношусь к профессии журналиста, но из-за непрофессионализма, в СМИ вышел только негатив. Давайте сделаем опровержение, или пусть этот же журналист проведет встречную передачу на «Интере».

 

Ирина Михайловна Черниченко: «Я представляю Донецкий пресс-клуб, это тоже общественная организация, и одновременно с  1967 года я профессиональный журналист, поэтому могу говорить от имени журналистов. Уже 18 лет я преподаю журналистику в высшей школе. Мы стараемся объяснить, что по  международному стандарту обязательно нужно выслушать и равнозначно отразить в материале две точки зрения, но, к сожалению, журналисты ошибаются, как ошибаются все люди. Мы такие же, как и вы. Сегодняшний разговор прояснил ситуацию. Я хочу призвать вас простить друг другу обиды и начать сотрудничать. Спасибо всем за участие в пресс-конференции.

You must be logged in to leave a reply.